РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ПРИВОЛЖСКИЙ ЦЕНТР РЕГИОНАЛЬНЫХ И ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ 

Главная Основные разделы Актуальный вопрос В Татарстане появились шахиды-смертники

В Татарстане появились шахиды-смертники

Раис Сулейманов

Информация о событиях 24 октября 2012 года в Казани напоминала сводки новостей из Махачкалы или Назрани. Подобные параллели неизбежно напрашивались при анализе контртеррористической операции, проходившей на улице Химиков, дом 25, в микрорайоне «Жилплощадка» — северная окраина столицы Татарстана. Боевики из организации «Моджахеды Татарстана», взявшие на себя ответственность за организацию теракта в Казани 19 июля 2012 года против муфтия республики Ильдуса Фаизова и расстрела известного татарского богослова Валиуллы Якупова в подъезде собственного дома, решили заявить о себе очередными терактами.

Схема, по которой татарские террористы действуют, имеет свою логику и закономерность: накануне крупного мероприятия, чаще всего праздника ими совершается теракт. Так было и 19 июля этого года, накануне начала священного для мусульман месяца Рамадан – начала мусульманского поста. Затем через месяц группа террористов готовила теракт после Уразы-байрама к предстоящему Дню Республики Татарстан, однако из-за своего дилетантства подорвалась во время изготовления взрывного устройства в машине на подъезде к Казани. Однако террористы не остановились, и пусть работа у них пока непрофессиональна (все-таки того же муфтия Ильдуса Фаизова убить им не удалось, а с новым терактом произошел прокол), их отличает упорство и последовательность. Теракт накануне Курбан-байрама 25 октября 2012 года, который фундаменталисты явно планировали, только подтверждает эту схему. К счастью, силовикам удалось предотвратить возможную трагедию, но нет никакой гарантии ее неповторения.

Однако в ходе подготовки к «джихаду» против традиционного мусульманского духовенства, о чем моджахеды объявляли в ходе своих видео-обращений в Интернете, которые озвучивал и «амир Мухаммед» (настоящее имя – Раис Мингалеев) и сменивший первого после его странной смерти «амир Абу-Муса» (личность пока не установлена), террористы модернизировали собственные взрывные устройства. В частности, на смену самодельных бомбам в виде бутылок и коробок со взрывчаткой теперь стали применяться «пояса шахида». Это свидетельствует о том, что в Поволжье появилась своя индустрия подготовки смертников. Если уже есть подобный вид взрывчатых устройств, то это означает, что появился механизм вербовки людей, готовых сознательно пойти на самоубийство путем самоподрыва. Собственно, один из моджахедов и стал смертником, который привел такой «пояс шахида» в действие во время спецоперации.

Лица двух погибших боевиков установлены. Это Роберт Валеев и Рустам Кашапов.  В ходе спецоперации погибло двое сотрудников ФСБ, один получил ранения. Боевики, планировавшие теракты на Курбан-байрам, упорно сопротивлялись, с ними велась перестрелка, а сами они использовали взрывчатку (один и подорвался с помощью «пояса шахида»).

Обращает внимание и тот факт, что спецоперация проходила в том же доме, где скрывался ранее другой террорист Рустам Юсупов, который был владельцем лаборатории по производству взрывчатки в деревни Мемдель Высокогорского района Татарстана, где в домашних условиях он и изготавливал боеприпасы. 12 января 2012 года он был уничтожен в одной из квартир этого дома, когда при задержании напал на полицейского с ножом, поранив его в шею.

Однако в банде моджахедов Татарстана состояло, как минимум, 7 человек. Это видно из первого видео-обращения «амира Мухаммеда», где он дает присягу верности лидеру северокавказских ваххабитов Доку Умарову. И если даже поверить в то, что он скончался в лесу (а заявление о его смерти «от малярии» и видео-демонстрация похорон в лесу было сделано моджахедами 18 октября 2012 года), то как минимум, еще четверо ваххабитов на свободе. Новый лидер моджахедов «амир Абу-Муса», скрывавший во время оглашения своей фетвы лицо под балаклавой, заявил о продолжении «джихада». Ясно одно, что даже при успехе спецоперации, несмотря на жертвы со стороны силовиков (все-таки планируемый в религиозный праздник теракт был предотвращен), проблема ваххабизма никуда из Татарстана не делась.

Понятно, что невозможно после случившегося серьезно воспринимать в качестве экспертов по исламу в Поволжье таких персонажей как Гейдар Джемаль и Максим Шевченко, которые в Татарстане не были уже много лет, но, тем не менее, берутся судить о том, что происходит в регионе. В результате причины еще летних терактов в Казани ими были сведены к финансовым разборкам и «беспределу силовиков». Цель таких «экспертных оценок» очевидна — максимально отвести внимание от самой проблемы распространения ваххабизма. Впрочем, из Москвы любые проблемы регионов кажутся далекими. Тем более, что последнее заявление Джемаля о том, что теракт и перестрелка татарских боевиков являются «делом США» и нужно в качестве инструмента в «президентской предвыборной кампании в Америке», окончательно подтверждает поставленный еще советскими врачами ему диагноз «вялотекущая шизофрения». Не удивимся, если единомышленник Джемаля по клубу «Флориан Гейер», названному в честь дивизии СС, Максим Шевченко увидит в событиях в Казани израильский след. Фантазии у них вполне хватит на такое.

Удивляет больше всего то, что региональные власти так и не сделали выводы из летних событий. Начали активно звучать призывы к «диалогу с ваххабизмом», раненого муфтия выставили в роли чуть ли не главного виновника теракта против себя самого и своего заместителя за то, что он «не договорился с ваххабитами», на государственном региональном телеканале «Татарстан – Новый Век» устраивались ток-шоу, в которых именно за это критиковал главу мусульман Татарстана судимый за изнасилование шеф-редактор татарской националистической газеты «Безнен гажит» ( «Наша газета») Искандер Сиразиев, при этом продолжалось активное лоббирование необходимости внедрения «исламских инвестиций» и элементов «исламской экономики» в Татарстане. Адепты террористических организаций, в частности, Хизб-ут-Тахрир, совершенно открыто и публично организовывали уличные акции в виде пикетов и митингов, где призывали к созданию халифата на территории России и свержению светской власти. Местные надзорные органы практически никак не реагировали.

В подконтрольных Казанскому Кремлю местных СМИ организовывались круглые столы, на которых шло откровенное обеление местных ваххабитов. Главным тезисом подобного официального дискурса было признание, что татарские ваххабиты более умеренные, чем их северокавказские единомышленники, что «наши ваххабиты не такие радикальные».

При наличии лесного подполья моджахедов Татарстана в его реальность отказывались верить. Возможно, что странная смерть их лидера «амира Мухаммеда» вызвана желанием моджахедов выйти на зимовку из леса в город. В этой ситуации Мингалеев своим «братьям» был явной обузой, поскольку свои видео-обращения в Интернете он делал с открытым лицом и не смог бы незамеченным выйти из леса. Моджахеды устроили «перевыборы», избрав новым «амиром» Абу-Мусу, который произнес свою первую фетву в балаклаве, соблюдая тем самым необходимую конспирацию.

Единственной мерой, которую региональные власти все-таки сделали в рамках деваххабизации Татарстана, так это стало ограничение зарубежного религиозного образования. Но и все. По-прежнему некоторые мухтасибы и имамы мечетей в Закамье остаются приверженцами ваххабизма. Муфтий Ильдус Фаизов, убежденный сторонник традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба, планировал осуществить ротацию кадров такого духовенства, однако региональные власти всячески мешали главе Духовного управления мусульман Татарстана снимать с постов в системе религиозной уммы фундаменталистов. В Нижнекамске ситуация по-прежнему такая же, разве только хуже: местный мухтасиб-исламист не пускает в местное медресе, где директором является традиционалист, учиться детей. Власти как бы не замечают проблемы.

Весь Татарстан, крупные города, особенно Казань, живут в ожидании Универсиады. Сказать, что к лету 2013 года ситуация станет безопасной, уже не получаются. Подрывы газопроводов, лесное подполье, теракты в центре Казани, убийства традиционного мусульманского духовенства, митинги фундаменталистов на площадях и в парках, перестрелки с салафитами на городских улицах – это то, что сегодня происходит в регионе. Сейчас единственная надежда на федеральный центр. Сращиванию ваххабизма и региональной бюрократии, о чем публично говорит недавно назначенный из Москвы министр внутренних дел Татарстана Артем Хохорин, пора положить конец. Мы, простые граждане России, живущие в Татарстане, не нуждаемся ни в «исламских инвестициях» из арабских стран, ни в зарубежном исламском образовании, ни в легализации ваххабизма. Одна надежда – на Москву.

США

25.10.2012, 2981 просмотр.

продвижение сайтов в интернете