ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПОВОЛЖЬЕ
 

Главная Основные разделы Научная жизнь Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами в России: идеология, организация подполья, экстремистская деятельность

Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами в России: идеология, организация подполья, экстремистская деятельность

Раис Сулейманов

17 мая 2012 года в столице Татарстана состоялось заседание Казанского экспертного клуба Россйиского института стратегических исследований (РИСИ) на тему «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами в России: идеология, организация подполья, экстремистская деятельность», организатором которого выступил Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. Мероприятие прошло в формате научной конференции.

«Хизб-ут-Тахрир аль Ислами» ( «Партия исламского освобождения») – международная организация, основанная в 1953 году палестинским шариатским судьем Такиуддином Набхани (1909-1977) в Восточном Иерусалиме (в то время входил в состав Иордании). В основе идеологии организации лежит панисламизм, политизации мусульманской религии и пропаганда идеи создания халифата в том виде как они его понимают. Последнее хизб-ут-тахрировцами понимается не в восстановлении халифата периода праведных халифов (Абу Бакр (632-634), Умар ибн Хаттаб (634-644), Усман ибн Аффан (644-656), Али ибн Абу Талиб (656-661), а в современном его виде. Формально адепты организации выступают за мирное достижение своих целей (через политику и идеологическую пропаганду населения), однако на практике хизб-ут-тахрировцы нередко выступают за вооруженные методы. Особенно эта ситуация стала очевидна с 2003 года, когда во главе организации стал Ата Абу Рашта (род. в 1943 г.). Верховным судом России Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами включена в список террористических организаций, деятельность которой запрещена на территории России. Однако это не означает, что организация не продолжает подпольно действовать на территории страны. Активно в роли адвокатов хизб-ут-тахрировцев выступает различные российские правозащитные центры, как правило, получающие средства из зарубежных фондов за свою работу, что во многом и объясняет их мотивацию по оправданию религиозных экстремистов.

Открывая заседание Казанского экспертного клуба РИСИ, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов отметил, что помимо мусульманского духовенства и светских экспертов на конференцию подавали заявки и сами хизб-ут-тахрировцы, причем некоторые не скрывали, что они – члены этой организации, другие же – представлялись политэмигрантами из Центральной Азии, что весьма симптоматично. «Пригласить и позволить участвовать фундаменталистам на конференцию, которую организует государственное учреждение, — это равносильно тому, как на конференцию по борьбе с наркоторговлей в России пригласить наркоторговцев и спросить последних: а не расскажите ли вы, наркобароны, о ваших целях и планах, ценностях и богатом духовном мире», — саркастически отметил эксперт и добавил, что разницы особо никакой нет, поскольку одни вредят физическому здоровью населения, другие – его духовно-мировоззренческому. Раис Сулейманов объяснил настойчивое стремление хизб-ут-тахрировцев принять участие в этой конференции желанием найти еще одну площадку для трансляции своей пропаганды с целью легитимизации своей деятельности на территории нашей страны. «Не хватало, чтобы еще религиозные фанатики, стремящие отстроить свою теократическую империю, выступали на мероприятиях, которые проводят государственные учреждения России, тем более, что официально решением суда эта организация признана экстремистской», — заметил ученый.

Председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), директор Центра изучения Благородного Корана и Пречистой Сунны Фарид Салман отметил, что идеологические конкуренты хизб-ут-тахрировцев из числа ваххабитов (например, муфтий Саудовской Аравии Абдель-Азиз ибн Баз (1912-1999) выступали против участия ислама в политике и создания каких-либо политических партий. В свою очередь дед основателя Хизб-ут-Тахрира Юсуф Набхани (1849-1932), который был крупным богословом еще во времена Османской империи, критиковал ваххабизм. То есть формально ваххабиты и хизб-ут-тахрировцы являются идеологическими оппонентами. Однако на постсоветском пространстве адепты обоих течений радикального ислама выступают в едином противостоянии традиционному для России исламу.

По мнению мусульманского богослова, наряду со штаб-квартирой организации, находящейся в Лондоне, имеется резиденция и в Бейруте. В теоретических трудах идеологов Хизб-ут-Тахрира не всегда можно найти откровенные призывы к вооруженным действиям, нередко встречаются и комплиментарные обращения в сторону немусульман. Однако данные факты активно используются пропагандистами организации для расположения к себе большей части населения, явно настроенной против любого религиозного фундаментализма. Фарид Салман отмечал, что хизб-ут-тахрировцы демонстрируют неуважение к традиционным канонам российских мусульман даже во время пятничной проповеди в мечети, когда могут демонстративно встать, прервать выступление имама и начинают спорить с ним, явно с расчетом на публичный эффект, доказывая, что духовенство в вопросах религии неграмотно и говорит не истину, а вот они ее знают. Характерная их особенность – это вера в свою исключительность, что именно они знают правду, часто при этом цитируя 3-ю суру Корана, где говорится, что «И пусть будет среди вас группа, которая призывает к добру (исламу), приказывает одобряемое и запрещает порицаемое», полагая, что этот коранический аят именно о них. В этом и проявляется их сектантская сущность. С теологической точки зрения хизб-ут-тахрировцы выступают против признания достоверными хадисов категории «ахад» (те, что переданы одним человеком, а не группой людей), мучения покойника в могиле после смерти, второе пришествие Исы (Иисуса), Даджаля (мусульманский аналог Антихриста) перед концом света, что принято в суннитском исламе.

Председатель Центрального духовного управления мусульман Чувашской республики Айрат Хайбуллов считает, что хизб-ут-тахрировцы являются своеобразными «волками в овечьих шкурах». По мнению религиозного деятеля, деятельность хизб-ут-тахрировцев на постсоветском пространстве координируется западными спецслужбами. «Посудите сами: высокопрофессиональная медийная пропаганда в Интернете на разных языках, качественные видеорепортажи и ролики в социальных сетях и форумах, поддержка правозащитными организациями, существующими на средства западных фондов, наконец, элементарное месторасположение одного из центральных штабов в Лондоне – разве это все существует только на энтузиазме и благотворительности ее членов?» — резонно задается вопросом Айрат-хазрат.

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Василий Иванов остановился на центрально-азиатском канале проникновения идеологии Хизб-ут-Тахрир в Россию. По мнению эксперта, наряду с трудовой миграции из Узбекистана в Россию идет миграция религиозного фундаментализма, одним из видов которой являются адепты этой экстремистской организации. Остановившись на конкретных примерах из ситуации в Сибири, исследователь отметил характер деятельности Хизб-ут-Тахрир: фундаменталисты не только работают в среде мигрантов, но и начинают охотно вести пропаганду среди коренного мусульманского населения, нередко при поддержке некоторых представителей местного официального духовенства, сознательно непрепятствующих этой деятельности.

Руководитель  Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов остановился на ситуации с деятельностью подполья Хизб-ут-Тахрира в Урало-Поволжье. По словам ученого, работа организации идет в три этапа: культурно-просветительская деятельность, идеологическая вербовка населения и открытая политическая деятельность, конечная цель которой захват власти. Первый этап начинается с призывов вести исламский образ жизни, распространение литературы соответствующего идеологического содержания, организация различных образовательных или благотворительных мероприятий. Например, под видом обучения арабскому языку или организации бесплатных обедов ведется пропаганда своих убеждений, что позволяет, с одной стороны, расположить комплиментарно по отношению к себе людей, а с другой стороны, расширить сеть адептов. Опознать хизб-ут-тахрировца достаточно несложно: через непродолжительное время общения с человеком он обязательно заведет речь о халифате. На второй этапе человеку уже рассказывают об организации, приглашают принять участие в «халакатах» — кружках по изучению литературы Хизб-ут-Тахрир. На третьем этапе идет период легальной политической деятельности с целью захвата власти. В России пока хизб-ут-тахрировцами пройдены два этапа. Достигнуть третьего они рассчитывают через поддержку светской оппозиции, объединяясь с ней в борьбе против политического строя Российского государства.

Структура подполья Хизб-ут-Тахрир в России представляет собой деятельность низовых ячеек по 5 человек, называемых «халакат», действующих по типу кружков по изучению основ ислама и чтения литературы организации, нередко существующих параллельно друг другу, когда каждая ячейка может не знать о существовании таких же ячеек. Данная форма организации выбрана на случай конспирации всей сети организации: если правоохранительные органы задержат одного из членов подполья, то он сможет выдать только членов своей ячейки, а не всю сеть.

В Татарстане и Башкортостане нередко хизб-ут-тахрировцы не скрывают своего присутствия, например, могут вывешивать флаги организации даже на лобовые стекла своих автомобилей или устраивать, как это было в Уфе, демонстративные автопробеги с развивающимся большим флагом организации.

Активно они ведут пропаганду среди заключенных: попадая в пенитенциарные учреждения, хизб-ут-тахрировцы начинают вербовку сокамерников в свои ряды, что в итоге приводит к тому, что на свободу выходят уже не один член организации, а десяток. Более того, адепты организации практически не отказываются от своих убеждений, а, наоборот, после отбывания тюремного срока еще больше идейно укрепляются, считая, что наказание со стороны светского государства – лишь доказательство правоты их взглядов. В итоге мы получаем целую плеяду рецидивистов из числа фундаменталистов, что дает повод либерально настроенным правозащитникам называть их «узниками совести», всячески облагораживая и героизируя религиозных экстремистов. Однако эта маска «узников совести» абсолютно контрастирует с теми фактами участия хизб-ут-тахрировцев в террористических группировках и терактах. Так, в банде боевиков-фундаменталистов, организовавших военно-полевой лагерь в Нурлатском районе Татарстана в ноябре 2010 года, принимали участие в том числе и адепты этой организации. Последние события января 2012 года в дер.Мемдель Высокогорского района Татарстана (19 км от Казани), когда в доме Рустема Юсупова, иммигранта из Узбекистана, который там числился как член Хизб-ут-Тахрира, была обнаружена целая домашняя лаборатория по производству бомб, говорят только о том, что представления об адептах организации как миролюбивых религиозных диссидентах, активно культивируемое в правозащитной и либеральной среде, на поверку оказываются сплошными мифами.

Различия в учениях ваххабитов и хизб-ут-тахрировцев, которые на Ближнем Востоке нередко служат причиной для их идеологического противостояния, в условиях постсоветского пространства совершенно стираются: в одном джамаате могут быть и ваххабиты, и хизб-ут-тахрировцы, причем они между собой вполне нормально ладят. Если и случаются трения, то обычно в виде упреков ваххабитов в адрес хизб-ут-тахрировцев, когда первые обвиняют последних в чрезмерной открытости своих планов по созданию халифата. Ваххабиты говорят хизб-ут-тахрировцам, что не стоит открыто говорить о халифате, поскольку это вызывает внимание правоохранительных органов с поседующей их реакцией. Можно действовать более тоньше.

Нередко когда идеологией Хизб-ут-Тахрир проникаются и дети видных представителей национальной интеллигенции. Так, в Уфе у доцента кафедры татарской филологии Башкирского государственного университета Марата Шарипова сын Мансур Шарипов в 2011 году находился в следственном изоляторе города как член Хизб-ут-Тахрир, нескрывавший и до этого своих взглядов: всем памятен случай, когда в августе 2010 года на IV съезде Всемирного форума татарской молодежи он на секции, посвященной роли религии в жизни татарской молодежи, транслировал идеи организации. Впрочем, уход детей многих видных общественных деятелей в ряды религиозных экстремистов в Татарстане и Башкортостане уже никого не удивляет: ту же картину можно видеть и на Северном Кавказе, когда сыновья и дочери даже крупных государственных чиновников и сотрудников правоохранительных органов оказываются на стороне фундаменталистов, теперь такая тенденция стала укореняться и в Урало-Поволжье.

В Казани наибольшая концентрация адептов организации имеется в мечети «Аль-Ихлас» ( «Очищение»), имам которой Рустем Сафин 12 мая 2009 года был условно осужден за организацию деятельности Хизб-ут-Тахрир в Казани и распространение экстремистской литературы, однако от работы имамом он так и не был отстранен и по-прежнему продолжает руководить мечетью.

Подводя итог заседанию Казанского экспертного клуба РИСИ, его участники пришли к мнению, что по мере усиления активности «белоленточного» движения будет происходить включение в его ряды адептов Хизб-ут-Тахрира и представителей других нетрадиционных для коренных мусульманских народов России течений ислама радикального толка, их легитимизация в глазах «болотной» идеологии как «жертв путинского режима», и, соответственно, в глазах либерастов они будут выглядеть в качестве религиозных диссидентов, что уже проявилось в отдельных заявлениях признать этих фундаменталистов в качестве «политзаключенных» с требованием отмены решения Верховного суда России о признании Хизб-ут-Тахрир экстремистской организацией. «На наших глазах происходит весьма симптоматичное, но вполне объяснимое, явление: сращивание либеральной оппозиции и религиозных фундаменталистов в единой порыве. И первые, и вторые, имеющие зарубежную поддержку, выступают сообща против политического строя, олицетворением которое является современное российское государство и система традиционалистского духовенства», — резюмировал итог конференции руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов.

29.05.2012, 1875 просмотров.

Только тут: зуботехнический магазин москва в Москве.